Алексей: Если у нас у обоих будут хорошие анализы и неопределяемая вирусная нагрузка, то мы сможем родить здорового малыша

29.07.2019

Алексей начал употреблять наркотики в 2000 году. За это время мужчина, конечно,  слышал о существовании ВИЧ-инфекции, но точно не мог подумать, что это может его коснуться. Сотрудники Проекта по Противодействию ВИЧ предложили ему сдать анализы, а потом помогали принять свой позитивный статус, научиться жить заново. Сейчас Алексей освободился и живет с супругой недалеко от Бишкека. У супруги Алексея тоже ВИЧ-позитивный статус. Они во всем поддерживают друг друга, потому что знают: «Если у нас у обоих будут хорошие анализы и неопределяемая вирусная нагрузка, то мы сможем родить здорового малыша».


Я начал употреблять наркотики в 2000 году. Конечно, я слышал за это время что-то про ВИЧ, но предпочитал не вдаваться в подробности и не забивать себе голову. В 2014 году я уже отбывал наказание в колонии. Там один мой знакомый посещал мини сессии по ВИЧ, я решил сходить за компанию.

Я зашел в кабинет, там сидели сотрудники Проекта по Противодействию ВИЧ. Они рассказали мне про пути передачи и профилактике ВИЧ, предложили сдать тест. Равный консультант рассказал мне, что тоже когда-то был в колонии, что сам живет с ВИЧ-позитивным статутом. После этих слов я ему поверил и подумал: “Употребляю наркотики уже столько лет. Пора все таки подумать о своем здоровье. Надо сдать тест”.


А, может, все-таки не бывает?

Тест был положительным. Когда меня завели в комнату и сказали об этом, я впал в ступор. Я не знал как дальше жить, но помнил все еще рассказ консультанта о том, что жить с ВИЧ как-то можно. По приглашению консультанта я стал посещать группы самопомощи в колонии. Там я разузнал все про APВ-терапию, познакомился с другими такими же, как и я. Сначала я категорически не хотел принимать терапию.

Другие заключенные пугали меня смертельными побочными эффектами и тем, что ВИЧ вообще не бывает. Но на группах я встречал все больше людей, которые после начала приема терапии начинали себя чувствовать намного лучше. К тому же, я познакомился с сотрудником проекта Женей, он был равным консультантом и стал для меня примером.

Спустя два месяца после теста я начал принимать терапию.


Как я встретил супругу

В 2018 году я освободился из колонии. К тому времени я себе придумал целый план: где я буду жить, как восстановлю потерянные документы, как найду работу. На деле же родные и друзья, у которых я хотел остановиться, меня не приняли, работу найти было невозможно без документов, а документы никто не хотел восстанавливать без прописки. Столкнувшись с трудностями, я позвонил Жене. Он сказал: «Стой, где стоишь. Я сейчас подъеду. Главное, ничего не воруй».

Первым делом Женя рассказал мне о социальном общежитии «Просвет», с которым сотрудничает проект по Противодействию ВИЧ. Туда Женя помог мне устроиться. После этого я встал на учет в СПИД-центр и уже мог не бояться, что придется прервать терапию. Постепенно сотрудники проекта помогли мне восстановить документы и найти работу. Сейчас я сам зарабатываю, снимаю квартиру и собираюсь жениться.

Невесту, кстати, я встретил на одной из групп самопомощи, которые продолжил посещать даже после освобождения. Ее зовут Татьяна. Она тоже участница проекта, узнала о своем статусе в 2017 году.

Когда мы с Таней начали планировать семью, сходили на консультацию проекта по сексуально репродуктивному здоровью. Там нам рассказали, что если у нас у обоих будут хорошие анализы и неопределяемая вирусная нагрузка, то мы сможем родить здорового малыша.

На тот момент у Тани еще не было неопределяемой вирусной нагрузки. Это дало ей мотивацию серьезно относиться к терапии, не пропускать визиты к врачу, сдавать анализы. Сейчас она завершает лечение от вирусного гепатита. Мы верим, что вместе все преодолеем и вскоре станем родителями. Таня сирота. Я для нее и отец, и брат, и дядя. Это мотивирует меня и дает силы.



Все новости