Владимир: Все сотрудники проекта для меня близкие люди, потому что за жизнь я благодарен им.

29.07.2019

Владимиру 40 лет, 3 года назад он узнал о своем ВИЧ-позитивном статусе, когда впервые оказался в колонии. Лечение Владимир начал не сразу – не хотел верить, что у него и правда ВИЧ,  а объяснить и поддержать в тот момент было некому. Сейчас, преодолев собственные страхи и сильнейшие побочные эффекты с помощью Проекта по Противодействию ВИЧ, Владимир живет обычной жизнью недалеко от Бишкека. Он с радостью берется за любую работу, заботится о любимой супруге, а сотрудники проекта, заставившие его когда-то вернуться к жизни, теперь его близкие друзья.  


Мне 40 лет, 3 года назад в тюремном противотуберкулезном госпитале я узнал, что у меня ВИЧ-позитивный статус. Верить в это было страшно, поэтому от лечения я отказался. После освобождения на меня навалилось все сразу: никто не выстраивался в очередь, чтобы взять на работу бывшего осужденного; денег не было совсем, жить тоже негде, родные от меня отказались, а из-за ВИЧ и туберкулеза организм ослаб настолько, что и ходить было трудно. Наверно, если бы тогда меня не поддержали сотрудники Проекта по Противодействию ВИЧ, сейчас меня бы уже не было. Ну любимой жены, стабильной работы и неопределяемой вирусной нагрузки не было бы точно.


Хотелось лечь и умереть

В тюрьме от лечения ВИЧ-инфекции я отказался. Не формально, конечно, просто таблетки не пил. Думал, вот выйду на свободу, перепроверю анализы и тогда уже буду лечиться .а сейчас вылечу туберкулез. Лечение от туберкулеза мне, если честно,  вообще не помогало: высокая температура,  аппетита не было, сил тоже. Я похудел и трудно было даже ходить.

Перед самым освобождением ко мне пришли равные консультанты Проекта по Противодействию ВИЧ. Они и объяснили, что туберкулез невозможно вылечить без лечения ВИЧ. Но тогда мое здоровье меня еще мало волновало, если честно. Я все думал: «Ну вот освобожусь? И куда я пойду? Документов нет, здоровья нет, родных нет». «Поможем, ты только лечись!» - сказал тогда Женя, равный консультант. Я не особо верил, что люди могут быть добры ко мне, хотелось просто лечь и умереть.


Борьба за здоровье

Сразу после освобождения Женя помог мне госпитализироваться в больницу города Кара-Балты, а потом уже продолжить лечение в санатории Джеты-Огуз. Я начал принимать терапию по лечению ВИЧ. Далось мне это,  правда очень трудно. Из-за побочных эффектов у меня опухало все тело, особенно опухла грудь. Врачи даже подумали, что у меня опухоль – назначили операцию. Хорошо, что я перед этим снова позвонил Жене. Он приехал, разобрался во всем, проконсультировался с другими специалистами. С его помощью мне поменяли схему лечения ВИЧ. Все почти мгновенно наладилось.

Сейчас я пью таблетки регулярно, а туберкулез уже и вовсе вылечил. Из больницы выписался и снял домик недалеко от Бишкека. Начало своей борьбы за здоровье я вспоминаю с ужасом, жить с нормальным иммунитетом и неопределяемой вирусной нагрузкой куда проще. Единственное, за что благодарен санаторию – там я встретил свою супругу. Мы с ней вместе побороли туберкулез. Живем теперь душа в душу.


Любимая моя

У моей жены есть инвалидность – работать из-за этого она не может. Поэтому,  деньги в нашей семье я зарабатываю один. Благо, руки у меня золотые. На работу куда-то в фирму устроиться не могу из-за своей судимости, да и боюсь,  что там узнают о моем ВИЧ-позитивном статусе. Люди же у нас сами знаете какие. Боюсь, что стану изгоем. Но я не отчаиваюсь – подрабатываю электриком. Не отказываюсь ни от какой работы, делаю все для любимой супруги. Она у меня знаете какая: добрая, нежная, ласковая, всегда понимает и поддерживает. Для меня она самая красивая женщина на земле.

Я думаю, что если бы все заключенные после освобождения получили бы такую же поддержку, как я, то у них было бы больше шансов на полноценную жизнь. Моих проблем хватило бы на десятерых, но я ведь выбрался, когда в меня поверили. Все сотрудники проекта для меня близкие люди, потому что за жизнь я благодарен им.



Все новости