Саша: Я терпеливо ждал своей очереди.

29.07.2019

Саше пришлось рано повзрослеть: отец тяжело заболел, мать ушла, а больше у ребенка никого и не было. Надо было что-то есть, во что-то одеваться, как-то выживать, пришлось воровать. Уже в 16 лет Саша впервые попал в тюрьму, а потом все пошло как по накатанной. Наркотики приглушали боль, но наградили мужчину ВИЧ-позитивным статусом. Несмотря на все трудности, Саша не сдается: пьет таблетки, любит невесту с дочкой и очень мечтает о собственном доме, которого у него никогда и не было.


Мое детство закончилось очень рано. Когда я был еще совсем маленьким, отец тяжело заболел, а мать ушла. Больше у меня никого не было. Пришлось бросить школу и искать способ прокормить себя. Так я стал воровать. Уже в 16 лет я впервые попал в тюрьму. После этого у меня было еще три срока по несколько лет. В колонии мне было жить очень сложно: я не смог найти общий язык с администрацией, да и с другими заключенными общение тоже не ладилось. Чтобы забыться, я стал употреблять наркотики. Когда не мог достать героин, в ход шли и аптечные наркотики. Голова у меня постоянно была как в тумане.


Скоро ты умрешь

В 2013 году я узнал, что у меня ВИЧ-позитивный статус. Друзья по колонии вынесли однозначный вердикт: «Скоро ты умрешь». Я был в шоке. Врачи мне ничего не обьясняли, а самому информацию брать было негде. От отчаяния я стал употреблять еще больше. Я смотрел на знакомых с ВИЧ-позитивным статусом, они умирали один за другим. Я терпеливо ждал своей очереди.

В 2016 в колонию стали приезжать равные консультанты Проекта по Противодействию ВИЧ. Один из них – Женя - меня очень впечатлил. Женя сам жил с ВИЧ-позитивным статусом, но выглядел при этом абсолютно не умирающим, а совсем наоброт.

За одну беседу c Женей я узнал больше информации, чем за три предыдущих года жизни с ВИЧ-статусом. В этот момент я сказал себе «Хватит. Я выбираю жизнь». Я начал лечение и очень быстро достиг неопределяемой вирусной нагрузки. Таблетки нужно пить каждый день, но я не забывал и не пропускал ни разу, просто запрограммировал себя на здоровье.


Право на жизнь

Команда Проекта заменила мне, наверно, папу, маму и друзей. Мы часами могли говорить на любые темы, не только о моем здоровье. Они пытались научить меня жить своим умом, мотивировали найти работу. Вместе мы рисовали планы моей жизни после освобождения. Учитывая мой прошлый опыт, планы казались очень смелыми, но Жены убедил меня, что они вполне осуществимы.

Близилось мое освобождение. Я большую часть своей жизни провел в колониях,  поэтому мысли о большом городе и о куче моих проблем меня просто вгоняли в ступор. Единственное, что вселяло надежду: «Проект меня не бросит, я выкарабкаюсь».


На свободе

Самым главным вопросом после освобождения стал поиск крыши над головой. Социальные работники Проекта отвезли меня в общежитие, где я смог прожить первые несколько месяцев. Если честно, за год на свободе я до сих пор не смог найти себе постоянного жилья. Так и кочую из одного общежития в другое.

Там же, в одном из общежитий, я познакомился со своей невестой Лейлой. Мы вместе уже полгода. Я забочусь о ее дочери, как о своей собственной. В сентябре она пойдет в первый класс – мы с Лейлой стараемся выбрать для нее лучшую школу.

Несмотря на то, что у меня неопределяемая вирусная нагрузка, в последнее время терапия стала давать серьезные побочные эффекты. Мне стало трудно работать и содержать свою семью. Проект уже пообещал помочь мне со сменой схемы лечения. Надеюсь, что уже через несколько месяцев я смогу снова почувствовать себя полным сил.



Все новости