Ирина: Хочу свою историю другим рассказать, чтобы они точно знали: «Возможно все!»

29.07.2019

Ирине 49 лет, про свой ВИЧ-позитивный статус она узнала,  когда попала в СИЗО. В колониях Кыргызстана много мифов о ВИЧ-инфекции. Некоторые верят, что ВИЧ не существует, другие – что лечение не помогает,  а убивает, третьи – что диагноз ошибочный. Ирина сама когда-то в это верила, но здоровье только ухудшалось.  C поддержкой равных консультантов Проекта по Противодействию ВИЧ Ирина начала принимать лечение и достигла неопределяемой вирусной нагрузки. Сейчас Ирина освободилась  в колонию поселения, полностью прекратило употребление наркотиков и строит новую жизнь.


Я хорошо помню, что чувствовала, когда узнала,  что у меня ВИЧ. На ватных ногах вышла из кабинета врача, зашла в камеру, в голове все крутились слова «ВИЧ инфицированная», их все никак не хотелось примерять к себе.

Первые три дня я просто плакала, мне не хотелось жить. Инфомации о том, что будет дальше у меня не было.  Я приготовилась умирать,  ругала себя и ненавидела. Лечение сначала принимать я отказалась, потому что слышала когда-то от других осужденных,  что ВИЧ – это просто выдумка, чтобы провести над нами эксперимент.

А еще было страшно,  что со мной больше никто не захочет общаться, никогда у меня не будет подруг, никто меня не поймет.


Возрождение надежды

В 2014 году в колонию приехали равные консультанты Проекта по Противодействию ВИЧ. Они поговорили со мной, рассказали о неопределяемой вирусной нагрузки и о том, что сами уже много лет живут с ВИЧ. Они выглядели такими здоровыми и счастливыми, что им хотелось верить. А еще они были такими же, как и я – они меня не осуждали, а старались помочь.

В тот же день я пошла в сан часть и начала принимать лекарства. Анализы мои очень быстро улучшились, потому что к делу я подошла со всей ответственностью: никогда не пропускала,  строго следила за временем.

Когда сама стала чувствовать себя лучше, начала помогать другим женщинам, живущим с ВИЧ. Мы собирали небольшие группы самопомощи, болтали друг с другом, поддерживали, делились радостями. Я сама по себе знаю как важно,  когда кто-то есть рядом. Подойду бывало к женщине, приобниму ее и скажу: «Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь, не бойся – жизнь продолжается».

Тогда же я стала потихоньку рассказывать о своем статусе другим.  Кто-то стал смотреть на меня с неприязнью, но в основном никто не изменил своего отношения. Тогда я успокоилась окончательно: «Друзья у меня остаются, меня любят люди».


Жизнь в колонии поселения

Так получилось, что ко времени моего освобождения в колонии не осталось лекарств,  были у них какие-то перебои. И вот привезли меня в колонию-поселения, а лекарств только на 3 дня дали.  У меня была просто паника, я сразу же позвонила Жени – равному консультанту Проекта. Женя все сразу понял,  на следующий же день получил для меня в центре СПИДа лекарства и привез.

Еще у меня гепатит С. Женя возит меня на анализы, постоянно разговаривает с врачами. Сейчас все показатели пришли в норму,  совсем скоро начну и от гепатита лечение. Еще Женя помогает мне восстановить утерянные документы. Без них я не смогу найти работу. Много нужно справок собрать,  самой сделать это было бы трудно.

ВИЧ-статус меня во многом изменил,  даже, наверно, подарил мне силы. После 15 лет постоянного употребления наркотиков я смогла полностью с этим покончить. Даже курить бросила – хочу оставаться полностью трезвой и независимой. Женя и психолог в колонии очень меня поддерживали в этом.

Попрощавшись с наркотиками, я начала новую жизнь.


Сестринский дом

ВИЧ-позитивный статус еще и помог мне прийти к вере.  В церковь я стала ходить еще в колонии, теперь же сестринский дом, где принимают женщин бывших осужденных, для меня стал родной семьей.

Настоятель и его жена знают о моем ВИЧ-позитивном статусе. Когда я им рассказала, их реакция тронула меня до слез: они выслушали,  а потом взяли за руку и сказали: «Ну и что? ВИЧ в быту не передается. Мы тебя все равно любим». С их поддержкой и, конечно,  c поддержкой Проекта мне ничего не страшно.

Сейчас почти все мои мечты сбылись: с дочерьми помирилась, с наркотиками завязала, неопределяемой вирусной нагрузки достигла, друзей нашла.

Осталось только гепатит C вылечить, а потом можно и путешествовать. Очень хочу мир посмотреть. И хочу еще свою историю другим рассказать, чтобы они точно знали: «Возможно все!»



Все новости