Фархад: Теперь я забочусь о своем здоровье и верю, что все у меня будет хорошо.

29.07.2019

Фархад провел в колониях Кыргызстана 15 лет. Когда он узнал, что живет с ВИЧ-позитивным статусом, то однозначно не поверил не только в свой диагноз, но и наверно в само существование ВИЧ-инфекции как таковой. Сейчас Фархад освободился, он получает лечение от ВИЧ-инфекции и туберкулеза,  стал участником программы заместительной терапии метадоном. Сейчас Фархад освободился из колонии. Он учится жить в нашем городе заново с поддержкой Проекта по Противодействию ВИЧ.


О жизни в колонии и ВИЧ-статусе

Я узнал о том, что у меня ВИЧ-позитивный статус в 2013 году, когда попал в колонию. Там у меня взяли кровь, потом вызвали в кабинет и врач ошарашила: «У вас ВИЧ». Я сначала думал, что просто сойду с ума и умру. Не знал о ВИЧ ничего. Мне объяснили вкратце, но я не особо поверил. Когда стал разговаривать с другими осужденными, мне говорили, что ВИЧ не существует, что лекарства пить не нужно, что мне просто так специально пугают. Врачам в колонии мы не особо доверяли. Поэтому аргументы друзей для меня звучали убедительней, пить лекарства я отказался.

Несколько позже в колонию стали приезжать равные консультанты Проекта по Противодействию ВИЧ. Женя, равный консультант, встречался с нами, разговаривал. Он рассказал, что тоже живет с ВИЧ. Мы собирали небольшие группы самопомощи и делились друг с другом своими историями. Женя для каждого из нас стал примером: здоровый, улыбчивый, грамотный. Он смог меня убедить, и в 2017 году я стал принимать терапию.

C терапией тоже приключился интересный случай. Из-за того, что я употреблял наркотики, у меня почти не видно было вен. Поэтому в колонии не всегда врачи могли взять у меня кровь на анализ. Но даже по тем редким анализам Женя увидел, что от терапии у меня улучшений нет. Плюс ко всему, были сильные побочные эффекты: тошнило, кружилась голова. Женя поговорил с врачами и только после этого мне изменили схему лечения. Анализы сразу улучшились, а побочные эффекты пропали. Сейчас у меня неопределяемая вирусная нагрузка и я хорошо себя чувствую.


Об освобождении

Когда мой срок подходил к концу, то мы с Женей стали разрабатывать план подготовки к освобождению. Если честно, после 15 лет за решеткой, я не знал даже как дорогу переходить, что уж там о другом говорить. Ситуацию осложняло еще то, что я начал повторное лечение от туберкулеза, мне обязательно нужно было его продолжить. Потом надо было себе обеспечить терапию от ВИЧ на первое время, разобраться как получать лекарства дальше. Женя терпеливо мне рассказывал какие документы забрать из колонии, как получить лекарства с запасом, как добраться до города. Мы с ним думали о том, где мне жить. Потому что с родственниками отношения плохие были, денег не было и своего жилья тоже.

В итоге, сам процесс освобождения прошел хоть и волнительно, но без проблем.

Женя встретил меня, рассказал что да как, мы поехали в СПИД-центр, встали там на учет, потом меня положили в больницу, чтобы туберкулез долечить. Женя звонил несколько раз в день, привозил продукты, объяснял как и где можно что-то необходимое себе купить. По совету Жени, я потихоньку начал общаться с родственниками. Сейчас отношения с братом, сестрой и сыном немного наладились. Думаю, что долечусь и смогу снова с ними жить. За лекарствами в СПИД-центр я уже научился сам ездить. Чувствую себя самостоятельным.


О том, что дальше

Оглядываясь назад, я понимаю, как много в колониях мифов о ВИЧ. Мне хочется помогать людям и говорить правду. Я уже сам начинаю помогать тем, кто только освободился и живет с ВИЧ. Хочу стать для них таким же успешным примером, как для меня когда-то стал Женя.

Закончу лечение и буду искать работу. Очень хочу устроиться поваром. Еще жениться хочу, завести семью. Моя жизнь продолжается, я учусь жить в городе, изучаю маршрутки, магазины. Привыкаю никого не бояться. Принял решение закончить заместительную терапию метадоном, потому что хочу свободы. Теперь я забочусь о своем здоровье и верю, что все у меня будет хорошо.



Все новости