Дамира Лелезовна: "делять внимание каждому пациенту, поддерживать психологически, учитывать юный возраст и все особенности этого периода самое сложное в моей работе"

22.05.2019

AFEW-Кыргызстан регулярно работает над улучшением качества медицинских услуг в Кыргызстане. В этот раз врачи прошли тренинг по работе с подростками в рамках программы «Продвижение социального и гендерного равенства для предупреждения конфликтов в жилых массивах г. Бишкек», реализуемой при поддержке Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ). Врачи изучили особенности психологического и физического развития подростков, обсудили возможности профилактики рискованного поведения среди этих пациентов.

О работе с подростками и родителями, профилактики аддиктивного поведения и важности эмоционального состояния подростка нам рассказала участница тренинга, врач-педиатр c 25-летним стажем Дамира Лелезовна.


  • Дамира Лелезовна, что в работе медиком Вы считаете самым трудным?

Я любила детей и увлекалась медициной, став врачом-педиатром навсегда связала свою жизнь и с детьми, и с медициной. Уделять внимание каждому пациенту, поддерживать психологически, учитывать юный возраст и все особенности этого периода самое сложное в моей работе. Несмотря на то,  что я очень люблю свою работу и своих пациентов, в день я принимаю столько больных детей, что у меня просто физически нет времени поговорить, спросить как дела, разобраться в ситуации. Раньше я просто выписывала лекарства по протоколу, через какое-то время следила за динамикой, потом корректировала лечение.

После того, как я прошла тренинг,  ко мне в очередной раз привели мальчика – его мучали сильные судороги на протяжении нескольких лет. У нас в поликлинике жилмассива не было возможности оказать ему квалифицированную помощь, в моменты приступа мы буквально за свои деньги прыгали в такси и везли его в больницу. Лечение ему не помогало. В этот раз я решила взглянуть шире и поговорить с его мамой. В доверительной беседе выяснилось, что у мальчика от проблем с сердцем умер близкий родственник. С тех пор ребенок тоже боится умереть по этой причине. Собрав все знания по консультированию и выстраиванию доверительных отношений с подростками,  я поговорила уже с самим пациентом. Я подробно объяснила ему причину смерти того родственника, рассказала немного об анатомии,  рассказала, что происходит с ним самим в момент приступов и заверила подростка,  что его сердце абсолютно здорово, он не умирает. Может, это магия, но приступы прекратились.

Так я убедилась,  что самое трудное в моей работе – всегда бережно относиться к каждому пациенту и уделять достаточное количество времени. С тех пор практикую только такой подход.

 

  • Как часто Вы применяете полученные знания на практике?

Теперь, конечно, каждый день. Например, на тренингах нам рассказывали о формировании аддиктивного поведения у подростков, о том как и почему они начинают употреблять психоактивные вещеcтва, о профилактике употребления.

После тренинга я стала больше задумываться о праве даже юного пациента на конфиденциальность, о его правах, об уважении к нему. Теперь я всегда держу руку на пульсе: пытаюсь побеседовать с подростком, оценить риски для его здоровья. Нас научили консультировать по вопросам контрацепции, профилактики ранних беременностей, рисках начала ранней половой жизни. Я знаю что говорить, как, когда, куда перенаправлять, с кем связываться, как оказывать помощь, как выстраивать коммуникацию с родителями. Чувствую себя более уверенно и подковано.

 

  • Как Вы думаете, чем врач-педиатр может помочь подростку, кроме медицинских вопросов?

Если честно, то я раньше думала, что ничем. Я была уверена, что если подросток страдает от насилия в семье, например, то это не мои проблемы. Думала, что если он употребляет психоактивные вещества, то это тоже вопросы к родителям и наркологам.  У меня не было времени вести беседы.

Теперь я понимаю, что здоровье подростка напрямую зависит от его психоэмоционального состояния. Нас научились консультировать подростков, научили потихоньку через разговор корректировать поведение пациента, объяснять ему о рисках, понимать настоящие мотивы его поступков. Вот, например,  у меня есть девочка с хроническим ларингитом. Я уже давно ее лечу. После того, как я прошла обучение, она снова пришла ко мне на прием. Я тогда попыталась первый раз с ней поговорить, расспросить о семье. Контакт наладился с самого начала. Оказалось, что там проблемы в школе и в отношениях с отцом. Пригласила папу на беседу, рассказала ему о том, чему научилась сама: как важно уважать подростка, как правильно с ним говорить, как мотивировать на успех. Папа, вроде, понял. Через какое-то время я встретила девочку снова на улице. Она выглядела счастливо, сказала, что горло ее больше не мучает.

 

Так что мой ответ однозначный: я полученные знания применяю на практике каждый день.

 


Все новости